для поиска точной фразы используйте кавычки, например, "юридические услуги" помощь

The Wall Street Journal: Война, обреченная на провал (статья Джорджа Сороса)

Война с терроризмом – это лживая метафора, которая привела к контрпродуктивной и саморазрушительной политике. Спустя пять лет после 11 сентября вводящая в заблуждение фигура речи, применяемая буквально, развязала реальную войну, которая ведется на нескольких фронтах – в Ираке, Газе, Ливане, Афганистане, Сомали, – войну, в которой погибли тысячи мирных граждан, которая привела в ярость миллионы во всем мире. Однако «Аль-Каиду» не подавили; заговор, который унес бы больше жизней, чем 11 сентября, только что был раскрыт благодаря бдительности британской разведки.

К сожалению, метафора «война с терроризмом» принята без критики американским обществом как очевидный ответ на 11 сентября. Сегодня распространено мнение, что вторжение в Ирак было серьезной ошибкой. Но война с терроризмом остается рамками, в которые должна вписаться американская политика. Многие демократические политики следуют ей из страха получить ярлык слабых в вопросах обороны.

Что делает войну с терроризмом обреченной на провал?
Во-первых, война в силу своей природы порождает невинные жертвы. Война, развязанная против террористов, с большей вероятностью приводит к невинным жертвам, так как террористы склонны скрывать свое местонахождение. Гибель, ранения и унижение гражданского населения порождают гнев и обиду у их родственников и общин, которые, в свою очередь, служат укреплению поддержки террористов.

Во-вторых, терроризм – это абстракция. Он сводит воедино все политические движения, использующие террористические методы. «Аль-Каида», «Хамас», «Хизбаллах» , суннитское сопротивление и «Армия Махди» в Ираке совсем не похожие друг на друга силы, но глобальная война президента Буша с терроризмом мешает нам провести различие между ними и вести себя с ними соответственно. Она препятствует столь необходимым переговорам с Ираном и Сирией, так как это государства, поддерживающие террористические организации.

В-третьих, война с терроризмом делает акцент на военной операции, тогда как многие территориальные конфликты требуют политического урегулирования. И, как показали британцы, лучше всего справляется с «Аль-Каидой» хорошая разведка. Война с терроризмом повышает террористическую угрозу и делает задачу разведывательных структур труднее. Усама бен Ладен и Айман аз-Завахири до сих пор на свободе; нам необходимо сосредоточиться на их поисках и предотвращении терактов, аналогичных раскрытому в Англии.

В-четвертых, война с терроризмом вбивает клин между «нами» и «ими». Мы – невинные жертвы. Они – преступники. Но мы не замечаем, что по ходу дела сами становимся преступниками, однако остальной мир это замечает. Именно так образовалась широкая пропасть между Америкой и значительной частью мира.

В целом эти четыре фактора гарантируют, что войну с терроризмом невозможно выиграть. Бесконечная война, развязанная против невидимого противника, наносит огромный ущерб нашему влиянию и престижу за границей и нашему открытому обществу дома. Она привела к опасному расширению исполнительной власти; она запятнала нашу приверженность всеобщим правам человека; она замедлила важнейший процесс, лежащий в основе открытого общества; она стоит огромных денег. Важнее всего то, что она отвлекла внимание от других насущных нужд, требующих американского лидерства, например, завершения работы, правильно начатой в Афганистане, направления сил на надвигающийся глобальный энергетический кризис и борьбы с ядерным распространением.

Поскольку американское влияние в упадке, миру грозит сползание в порочный круг эскалации насилия. Мы можем избежать этого, только если мы, американцы, отвергнем войну с терроризмом как лживую метафору. Если мы сохраним неправильный курс, ситуация продолжит ухудшаться. Проверке подвергается не наша воля, а наше понимание реальности. Больно признавать, что причиной наших нынешних трудностей являются наши же неверные представления. Однако непризнание этого в долгосрочной перспективе неизбежно будет гораздо болезненнее. Сила открытого общества – в его способности признавать и исправлять ошибки. Это испытание, которое нам предстоит пройти.





.