для поиска точной фразы используйте кавычки, например, "юридические услуги" помощь

В чьих ранцах маршальские жезлы

Тайм-менеджмент великих людей - автор: Вадим Чурбанов

"…НА ЧЬИ ГОЛОВЫ ПАДАЮТ ЯБЛОКИ,
или
Вредно ли спать по два часа в сутки

ВЫСШЕЕ СЧАСТЬЕ ЧЕЛОВЕКА -- находиться на краю его сил.
И. Ефремов,
доктор биологических наук, писатель

Как бы ни различались гены, судьбы, условия жизни и труда, области деятельности выдающихся людей - ученых или поэтов, врачей или конструкторов, полководцев или выдающихся рабочих, - все они великие труженики, В этом смысле царских путей не существует не только к геометрии, но и к любому другому сколько-нибудь серьезному занятию.

Разумеется, никакая работоспособность, никакое усердие, никакая воля сами по себе не дают выдающегося результата: нужны еще и способности и определенные внешние условия. Наконец, нужна еще и стоящая цель - люди ведь любят прежде всего не сам труд, а смысл его. И все-таки значительный результат - это величина со множеством переменных слагаемых, но с одним постоянным: трудолюбием - этой высшей нравственной ценностью человека, которую, как заметил в свое время Ушинский, нельзя купить за все золото Калифорнии - ее можно создать в себе только самому.

...Архимеда уже в юные годы настолько влечет к себе механика, что он забывает о пище, подолгу не бывает в бане и чертит везде: в пыли, пепле, на песке и даже на собственном теле.

Ньютон однажды говорил: "Однако я стал лентяем. Вчера, по случаю воскресного дня, я проспал с 11 вечера до 8 утра". Он говорит это на 85-м году жизни, за несколько недель до смерти.

О последних годах жизни Ломоносова его племянница Матрена Евсеевна рассказывала: "Бывало, сердечный мой, так зачитается да запишется, что целую неделю не пьет, не ест ничего, кроме мартовского (пива) с куском хлеба и масла".

"Он редко вставал рано, - вспоминает в своих мемуарах сестра Джемса Уатта, - но в течение нескольких часов занятий успевал сделать больше, чем обыкновенные люди делают за несколько дней". Поступив в 19 лет в Лондоне учеником в мастерские, Джемс Уатт в год едва ли более двух раз ходил гулять по лондонским улицам: все остальное время он трудился.

У Жоржа Кювье в пору учительства в графском доме на разных столах лежали разные бумаги, и, если выпадало даже пять свободных минут, он тут же присаживался и безо всякого разбега, минуты даже не тратя на сосредоточение, сразу начинал писать, продолжая мысль, прерванную много часов, а иногда и дней назад. Он оборудовал приспособление для письма в своей карете и не терял времени в пути. Кстати, никогда не писал черновиков, всегда набело.

Маркс 30 лет работал над "Капиталом". Это был поистине титанический труд.

"Почему я Вам не отвечал? - пишет Маркс одному из своих корреспондентов. - Потому, что все время находился на краю могилы. Я должен был поэтому использовать каждый момент, когда я бывал в состоянии работать, чтобы закончить свое сочинение, которому я принес в жертву здоровье, счастье жизни и семью. Надеюсь, что этого объяснения достаточно. Я смеюсь над так называемыми "практичными" людьми и их премудростью. Если хочешь быть скотом, можно, конечно, повернуться спиной к мукам человечества и заботиться о своей собственной шкуре. Но я считал бы себя поистине непрактичным, если бы подох, не закончив своей книги, хотя бы только в рукописи".

Менделеев доказывал знакомым, что непрерывные, долгие и упорные усилия необходимы, даже если это вредит здоровью. В 26 лет, работая над книгой "Органическая химия", он не отходил от письменного стола почти два месяца. Знаменитые свои "Основы химии" писал тоже неистово. Склонившись над бумагой, кричал во весь голос, угрожая математической формуле: "У-у-у! Рогатая! Ух, какая рогатая! Я те одолею!.. Убью-у!"

Когда Менделеева называли гением, он морщился и ворчал:
- Какой там гений! Трудился всю жизнь, вот и стал гений...

Периодическая система элементов приснилась Менделееву во сне. Чем не еще один пример того, как легко живется гениям! Но вот как это было. Уже много месяцев и так и этак раскладывал он карточки, где были выписаны свойства элементов, чувствовал, есть между ними связь, должна быть! Накануне целую ночь простоял он у конторки, за которой обычно писал, и лишь под утро, предельно утомленный, не раздеваясь, повалился на диван и уснул. Здесь и явилась ему таблица. Менделеев обрадовался во сне и тотчас проснулся. На первом попавшемся листке набросал он свои великие столбики и сразу понял: нашел!

Томас Эдисон до 50 лет работал 19,5 часа в сутки, потом по 18 часов. Неделями не выходил из лаборатории и ложился спать на столе с книгами под головой, ложился, когда устанет: днем, ночью, все равно. Утверждал: "Недостаток сна никогда не вредит".

Моцарт, с детскими припухшими щечками, хрупкий и изящный, работал как вол, как настоящий ремесленник, уважающий свое ремесло и знамя своего цеха. Чайковский утверждал, что работает как сапожник, так же неустанно, упорно, изо дня в день, в поту и в мыле.

Золя по утрам привязывал себя к стулу, так что, хочешь или не хочешь, пиши! Если "вдохновение" не приходит, не пишется, тогда он так и писал: "Не пишется... Не пишется... Не пишется..." В конце концов, уверял он своих друзей, оно возьмет и напишется!

Народный артист М. Штраух говорил о С. Эйзенштейне: "Он мне напоминал огнедышащий, гремящий завод, который работал круглосуточно. Эйзенштейн клал даже на ночь рядом с собой карандаш и бумагу. Под утро бумага была вся исписана".

"Любая профессия легка, если работать плохо, и трудна, если - хорошо... Ведущие артисты балета, они, конечно, сильнее кордебалетных - больше танцуют. Кто больше работает, у того больше сил" - так говорит в беседе с корреспондентом "Литературной газеты" выдающаяся балерина Майя Плисецкая.

Однако оправданна ли такая "жадность", такое самосжиганье людей?
Американский философ Б. Фуллер сделал следующий подсчет: "Я прожил 70 лет. Это составляет 600 тысяч часов. Из них 200 тысяч я спал, 100 тысяч ушло на то, чтобы есть, пить, восстанавливать свое здоровье, 200 тысяч часов я учился и зарабатывал на жизнь. Из оставшихся - 60 тысяч часов я провел в дороге. Остаток - время, которым я мог располагать свободно, - составил всего 40 тысяч часов, или около полутора часов в день".
Пересчитаем еще раз. 70 лет жизни - это 600 тысяч часов. 600 тысяч минус (200 тысяч на сон +100 тысяч на еду, питье, восстановление здоровья) -
половина долгой, в 70 лет, жизни! 600 тысяч разделить на 60 тысяч - одна десятая часть жизни уходит только на дорогу! Да, коли так, и в самом деле просто грешно не работать, как Архимед или Чайковский. Иначе жизнь человеческая становится нелепой: человек рождается для того, чтобы в основном спать, есть, пить, восстанавливать здоровье, трястись в транспорте!

Можно возразить: такова жизнь, так она устроена - нужно спать, есть, терять время на дорогу... Человеку отпущен природой определенный ресурс, и никому не дано преодолеть природу.

Но кто его знает, свой собственный ресурс?
"То, что мы должны делать, предварительно научившись, мы учимся делать только тогда, когда делаем именно это". Перевод мысли Аристотеля корявый, но сама мысль бесспорна.

Желание испытать свои силы свойственно каждому из нас, потому что это желание связано с извечным и естественным стремлением человека познать самого себя. Такое стремление в принципе относится не к конечной цели - достичь самопознания, ибо задача эта неисчерпаема. Значит, стремление к самопознанию реализуется в процессе движения к самопознанию, а не в достижении его. Но, как это на первый взгляд ни странно, практически желание испытать себя в полной мере реализуется весьма редко: этому мешает боязнь предельного напряжения, риска, утраты достигнутого ради неведомого и т. п.

Уже упоминалась книга Даниила Гранина "Эта странная жизнь" - о человеке, который всю свою взрослую жизнь стремился выйти за пределы своих достигнутых возможностей, хотел узнать и испытать себя до конца. Этот человек - профессор Александр Александрович Любищев, автор классических работ по дисперсионному анализу, теории систематизации, энтомологии.

"Диапазон его знаний трудно было определить. Заходила речь об английской монархии - он мог привести подробности царствования любого из английских королей; говорили о религии - выяснялось, что он хорошо знает Коран, Талмуд, историю папства, учение Лютера, идеи пифагорейцев... Он знал теорию комплексного переменного, экономику сельского хозяйства, социал-дарвинизм Р. Фишера, античность и бог знает еще что еще" - это говорит о Любищеве Даниил Гранин.

В 1953 году А. А. Любищев пишет работу "О монополии Лысенко в биологии", в 1969 году - "Уроки истории науки". Пишет воспоминания о своем отце. Потом разражается "Замечаниями о мемуарах Ллойд-Джорджа", пишет "Об афоризмах Шопенгауэра" и следом "О значении битвы при Сиракузах в мировой истории", берется за трактат о Марфе Борецкой, за труд об Иване Грозном...

Даниил Гранин не только оправдывает "разбросанность" ученого, но и видит в ней признак, отличающий искателя истины от собирателя фактов. А главный вывод писателя таков:
"Большая часть людей не пробует выйти за пределы своих возможностей; за всю свою жизнь они так и не пробуют узнать, на что они способны и на что не способны. Они не знают, что им не под силу. Печальнее всего эта благоразумность в науке. Ученый, который выбирает себе задачи по силам, достигает почета и солидной репутации. Он не совершал ошибок. Списки его работ безупречны, никто их не опровергал, они всегда были результативны. Если он брался за дело, он доводил его до конца. Но где-то там, за чертой этого длинного списка его печатных работ, начинается ненаписанное, несделанное - вот там, среди несовершенных ошибок, избегнутого риска и даже позора, таились, может быть, действительно великие открытия. И уж наверняка открытие самого себя. Обидно прожить жизнь, не узнав себя - человека, который был тебе вроде ближе всех и которого ты так любил..."

В этом смысле Любищев изведал себя. Он мерил не задачи по своим силам, а свои силы по задачам. Лучше иметь духовный долг, считал он, чем сохранять душевную безопасность.

Возможно, главным изобретением профессора Любищева была система устройства личной жизни. Основным элементом этой системы была добровольно взятая на себя обязанность "наблюдать часы".

Дочь Александра Александровича замечала, что, когда она и брат приходили к отцу в кабинет, он, терпеливо отвечая на их вопросы, делал при этом какую-то отметку на бумаге. Много позже она узнала, что Любищев отмечал время. Он постоянно хронометрировал себя - любое действие: работу, отдых, чтение газет, прогулки... Занялся он этим с января 1916 года. Ему было тогда 26 лет. Был Новый год, и Любищев дал себе обет. С 1916 года по 1972-й, по день смерти, 56 лет подряд, он аккуратно записывал расход времени, не прекращая этого ни разу.

Любищев экономно расходует и педантично считает часы и минуты, изобретает множество методов и приемов для того, чтобы успеть сделать в жизни то, что хотелось.

Вот несколько его правил:
"1. Я не имею обязательных поручений. 2. Не беру срочных поручений. 3. В случае утомления сейчас же прекращаю работу и отдыхаю. 4. Сплю много, часов десять. 5. Комбинирую утомительные занятия с приятными".

Он умел использовать без остатка даже "отбросы времени". В поездах читал книги и изучал языки. Английский усвоил главным образом вот так, между делом. "Обычно в поезд я забирал определенное количество книг, если командировка предполагалась быть длительной, то я посылал в определенные пункты посылку с книгами..."

Любищев очень тщательно конспектировал серьезные работы, тратил на это много времени. Зато имел великолепный "арсенал", который эффективно использовал.

Что-то помешало Александру Александровичу Любищеву стать знаменитым. У него не было научной школы, не было учеников. Враги были. Жилось ему нелегко. Он вознамерился создать математическую биологию, но умер на ранней стадии осуществления своего замысла. А все-таки прекрасна его жизнь, хотя с обыденной точки зрения она и странная. Странная уже хотя бы тем, что этот человек мог необыкновенно многое.

Но что это значит - много или мало? Что это такое - норма человеческих возможностей?
Любищев спал по десять часов, а лауреат Ленинской и Нобелевской премий академик Н. Н. Семенов в начале своей работы над цепной реакцией, сделавшей его со временем мировой знаменитостью, три месяца - по два часа в сутки. Но оба они успели сделать даже по количеству столько, что этого хватило бы и на десяток жизней. "Сон - залог здоровья", - пишут на медицинских плакатах. А Ньютон ругает себя за лишний час сна... Бывает, что люди умирают от переутомления. А Майя Плисецкая утверждает: "Кто больше работает, у того больше сил". И это не фраза уже хотя бы потому, что такого творческого долголетия, которое оказалось посильным ей, еще никогда не знало искусство балета.

Говорят: терпение и труд все перетрут. Относительно многих вещей в жизни это, конечно, так. Но непосильный труд убивает в человеке все человеческое и в конце концов убивает его самого. Однако если этот труд не насилие над собой, а выражение себя, то, как мы видим из приведенных примеров, представления о границах человеческих ресурсов становятся относительными. Талант рождает трудолюбие и раздвигает границы возможностей человека. Если мы видим великого труженика, значит, перед нами талантливый человек, ибо бездарность не способна к великому трудолюбию. Это, я думаю, можно считать законом, обладающим точностью математической формулы. Но, может быть, возможна и обратная зависимость: если человек трудолюбив, он не похоронит свой талант?..

Одного канадского спортсмена попросили сделать столько приседаний, сколько сможет. Он повторил упражнение 313 раз и, обессилев, заявил, что это предел его возможностей-еще одно приседание, и он потеряет сознание. "Да что вы!" - воскликнули врачи и объяснили спортсмену, что нормальный человек его возраста, занимающийся спортом, должен приседать в десять раз больше. На другой день канадец взялся снова за дело и присел 3148 раз.
Поставим себя на место этого спортсмена. Вы понятия не имеете, много это или мало - 300 приседаний. Вы, возможно, считаете, что и 200 много, а уж от трехсот и здоровье подорвать можно, наверное, надо заканчивать, а то как бы дело не закончилось бедой. И чувствуете себя вконец усталым, сделавшим противоестественно огромную работу.

Но кто знает, что много, что мало, что норма?
Если пролистать спортивную прессу в обратном хронологическом порядке, можно собрать материал для целой книги, посрамляющей знание возможностей человеческого организма и личности человека - его воли, целеустремленности, оптимизма, честолюбия. Сколько раз очередные мировые рекорды в беге, прыжках, метании молота и диска, поднятии штанги, стрельбе, плавании объявлялись последними, исчерпывающими возможности человека! Но проходили дни или недели, месяцы или долгие годы, и рекорд падал. А после этого десятки и десятки людей, обретя веру в новые возможности, повторяли его и повторяли, превращая из исключительного достижения в заурядное...

В физической жизни существуют нормы. Медики рекомендуют спать ребенку в таком-то возрасте столько-то часов, взрослому - не менее семи-восьми в сутки, они предписывают рационы питания, режим дня, нормы физических нагрузок и т. п. Но часто эти нормы оказываются относительными.

В духовной жизни людей нет норм и поэтому нет рекордов. Нелепо было бы определять: Лев Толстой - писатель, занимающий в русской литературе первое место, Достоевский второе, а, положим, Гоголь третье. Наивно было бы утверждать, что тот, кто стал академиком в 30 лет, более выдающийся ученый, чем тот, кого избрали в Академию наук в 50 лет; или тот, кто, прежде чем взяться за свой труд, изучил 5 тысяч работ предшественников основательнее и серьезнее исследователя, изучившего только 50 статей и книг своих коллег.

Нередко говорят, любой русский в музыке должен знать и любить, по крайней мере, Чайковского - это, так сказать, минимальная норма культурности. А Шаляпин не любил Чайковского и почти никогда не исполнял его сочинений - он любил Мусоргского. Горький не любил Достоевского, Толстой - Шекспира. Ну и что? Нынешнему школьнику кажется странным, что когда-то многие не понимали стихов Маяковского. Теперь они "норма", их все понимают.

Должен ли существовать какой-то "золотой минимум" знаний, навыков, представлений, который обязателен для всех? Должен ли быть какой-нибудь "оптимум" расходования сил, придерживаясь которого можно достичь в жизни наибольшего результата?

Лет 70 назад человек, не знавший латыни, древнегреческого языка, библейских мифов, не считался культурным человеком. Сегодня считается, что подлинно культурный человек независимо от профессии должен иметь представление об основах теории относительности, генетики, экологического равновесия, равно как и о творчестве, скажем, Моцарта и Рафаэля.

Но что значит "считается"? Это значит, что высказываются такие пожелания: следовало бы, хорошо было бы... Делаются попытки установить "золотой минимум" и средствами довольно решительного принуждения - например, посредством учебных программ школ и специальных учебных заведений, библиографических списков-минимумов и списков-максимумов.

Жизнь упорно отвергает такие нормы. Учебные программы постоянно пересматриваются, причем каждая новая программа непременно становится поводом для новой волны критики и требований: это необходимо исключить, а вот это включить. Библиографические списки не получают широкого распространения и не оказывают заметного влияния на круг чтения. Пока набирала силу мода на изучение иностранных языков с дошкольного возраста, научные исследования обнаружили, что раннее овладение языками затормаживает развитие мышления. Пока сплошь и рядом писали и говорили об информационных перегрузках, выяснилось, что одна из причин низкой успеваемости огромной части школьников в недостаточной загрузке мозга, в "информационном голоде" при избытке изучаемого материала и чрезмерно длинном рабочем дне. Многие специалисты говорят об эмоциональных перегрузках современного человека, а другие замечают: почему же миллионы людей усаживаются перед экранами телевизоров, когда демонстрируют хоккей, футбол, детективы, вызывающие острые переживания, - может быть, от недостатка эмоциональной нагрузки?..

Давно ли многие психологи считали, что развитие интеллекта наиболее характерно для детского и юношеского возраста, а взрослый человек - это уже "психологическая окаменелость" и вообще "ребенок - отец взрослого человека"? Однако проведенные в последние десятилетия исследования показали, что у обучающихся - самостоятельно, на курсах, в семинарах и т. д. - взрослых более развито мышление, память, внимание в сравнении с неучащимися взрослыми. Вот итоговая формула, принадлежащая профессору Б. Г. Ананьеву: "Учение есть форма сохранения интеллекта. Поэтому человек должен учиться всю жизнь".

Утверждают: современные дети раньше взрослеют, и это плохо, нужно сохранять детям их детство, ибо все хорошо в свое время. Однако существует и другая точка зрения. Ее сторонники утверждают, что необходимо решительно перейти к систематическому обучению детей с более раннего, чем сейчас, даже с младенческого возраста.

Сотрудники Гарвардского университета, изучая изменение интеллектуального уровня дошкольников, обнаружили, что разница в интеллектуальном развитии становится очевидной уже к двум годам, что если до 9-10-го месяца дети в основном равны по своим возможностям, то между десятью месяцами и полутора годами совершается нечто важное, определяющее дальнейшее интеллектуальное развитие. Известны результаты экспериментов в нашей стране, когда дети получали наибольшую "дозу" развивающего обучения от полугода до полутора лет и 90 процентов из них оказались в школе лучшими учениками. Известные опытом раннего развития своих детей в семье Никитины из Московской области утверждают на основании своей практики, что научить читать и считать 3- 4-летнего малыша легче, чем 6-7-летнего. А мать пятилетней англичанки Верины Гринвей, девочки, которая говорит и читает по-английски, французски и итальянски, пишет так же хорошо, как 10-летние дети, знает арифметику в объеме трех классов школы, играет на пианино, плавает, катается на коньках, считает, что большинство детей могут быть такими, как ее дочь, если для них создать определенные условия.
Так что же лучше - раннее развитие или "все хорошо в свое время"?..

Нет, никак не удается выработать усредненные нормы, и желающие заполучить надежные рекомендации о "тенденциях" и "как положено" вряд ли могут вооружить себя рецептами. В духовной жизни норм нет. Кроме одной: она требует непрерывного трудового напряжения, творческого поиска самого себя, своих индивидуальных возможностей и своих пределов.

Конечно, можно не ставить слишком высоких целей - тогда есть возможность не напрягаться и не разочаровываться.
Но заниженные цели и заниженный режим - это болезнь. Не знаю какая - психическая ли, нравственная или социальная. Только это против человеческой природы. И это не прописная мораль, это закон, выведенный биологами, психологами, педагогами. Шведский нейробиолог Хиден, к примеру, установил, что мозг на ранних стадиях своего развития требует не только питания, но и стимуляции: если он лишен стимулирующей учебной среды, затормаживается формирование его волокнистых соединений. А директор эстонского НИИ педагогики О. Нильсон утверждает, что в школе приходится уже больше заниматься "ремонтом" личности, чем ее формированием, и, в частности, "ремонтом" представлений ребенка о себе, своих возможностях, целях и т. п.
"Когда у меня нет ничего, и тужить мне не о чем", - сказано в старинной "Повести о Горе-Злосчастье". А Иоанн Дамаскин пел:

Благословляю я тропинку,
По коей, нищий, я иду.
И в поле каждую былинку,
И в небе каждую звезду...

Вот так умеют люди создавать себе счастье жизненного покоя. Я вовсе не укоряю тех, кто способен к этому. Тем более что это бывает не от лени, не от душевного жира, а от того, что есть такие характеры, есть такая способность - спокойного погружения в глубину жизни, когда ничто в ней не враждебно. "И через дорогу за тын перейти нельзя, не топча мирозданья", - писал Б. Пастернак. Сокровенна ценность всего живого, тем более каждого человека, который живет сообразно своей натуре и своим представлениям о себе и о жизни. И все-таки...

Существует такое утверждение: незаменимых людей нет.
Но вот один лишь пример. В конце 60-х годов при лыжном переходе погиб талантливый математик Игорь Гирсанов. Отдел, которым он руководил в Московском университете имени Ломоносова, перестал после этого существовать - Гирсанов оказался незаменимым.

Когда-нибудь кто-то другой все-таки сделает то, что должен был сделать Гирсанов, - так же, как кто-либо другой сделал бы то, что сделали Ньютон и Менделеев, если бы они не родились на белый свет. Но такая "заменимость" замедляет развитие цивилизации и, стало быть, делает жизнь другой.

Известно сколько угодно случаев, когда с болезнью или уходом на пенсию опытного и талантливого лекальщика, к примеру, или доярки производство начинало безбожно хромать. Между тем техника их работы общеизвестна, никаких секретов они не применяли. В чем же дело? А дело в уникальности психологии людей, их отношении к своему делу, которое трудно повторить.

Прогресс невозможен без бесконечной неповторимости индивидуальностей - это один из самых удивительных феноменов природы, который недоступен другим живым существам, кроме людей. Однако при этом будем помнить, что мир движим людьми с великой страстью, со способностью к борьбе и напряжению. Поэтому развитие воли не менее необходимо, чем развитие интеллекта, - без нее знания и способности бессильны.

Правда, иногда говорят: воля - это наилучшее средство самоуничтожения. Это, конечно, и в самом деле может быть так. Философ, поэт, теоретик искусства Пико делла Мирандола в десятилетнем возрасте был первым поэтом и оратором Италии эпохи Возрождения, в ранней юности он писал и читал на двадцати двух языках. Но работал он столько и так, что в 31 год, по свидетельствам современников, "умер от усталости". Трагическая судьба Гоголя и Достоевского - это, может быть, их расплата за нечеловеческое напряжение, испытываемое гениями, на которых судьба взвалила ношу, тяжесть которой нам и представить невозможно. Их судьба - расплата за сверхусилие, стало быть, за сверхусталость...

Но зачем это люди так жгут себя?
Ничто не налагает такой ответственности на человека, ничто так не подчиняет его воли, но и ничто так не делает его самим собой, как счастливо сознаваемый свой талант и вера в свою цель.

Трудно сказать, что человек может выдержать и осилить даже физически. Я не хочу сказать, что нужно бездумно жечь себя. Развернутые в полной мере духовные силы человека часто ведут к жестокой физической расплате. Но ничто не доказывает, что число трагических судеб среди выдающихся людей больше, чем среди "простых смертных". Наверное, устанавливать, что человек может, какая нагрузка ему по силам, может только он сам. Лев Толстой совершенно серьезно говорил: умру, когда сам того захочу.

Уже приводились примеры гибели людей из-за чрезмерных усилий. Безмерное напряжение нередко приводит еще и к тому, что люди рано бросают работу.
Глинка прожил 54 года, но примерно в 38 лет деятельность его почти заканчивается. Он берется писать две новые оперы, но бросает работу и последние 10 лет находится в депрессии - пишет лишь мемуары о своей жизни и церковные произведения.

Знаменитый химик и физик Дэви в 30 лет уже близится к закату, а в 33 года его научная деятельность обрывается. Он живет еще 20 лет, но за эти два десятилетия лишь пишет две незначительные и даже странные книжки. Одна из них - "Руководство к ужению рыб".

Но вот перечень нескольких выдающихся людей, которые, несмотря на нечеловеческое трудолюбие, до последних дней сохраняли высокую работоспособность: Кант прожил 81 год, Толстой - 82, Галилей - 79, Гоббс - 92, Шеллинг - 80, Пифагор - 76, Сенека - 70, Гёте - 82, Ньютон - 84, Фарадей - 77, Па-стер - 74, Дарвин - 73, Спенсер - 83, Платон - 81, Сен-Симон - 80, Эдисон - 82, Павлов - 87..,

Известен афоризм великого английского философа Бэкона: "Природа побеждается только подчинением ей". Если иметь в виду природу в глобальном масштабе, это действительно так. А если человеческий организм, то, как говорят французы, все могут сделать десять пальцев, если вынуть руки из карманов. Во всяком случае, Кант нисколько не преувеличивал, когда многократно говорил и писал, что он сам, собственными руками создал себе здоровье и удлинил свою жизнь.

"Это был слабый мальчик, - писал его биограф, - с нежным, бессильным телосложением, с плоской, вдавленной грудью".
Однако к 40 годам Кант здоров и с тех пор почти никогда не болел. Он считал это делом своих рук.

Ровно в десять часов он ложился спать, ровно в пять вставал. И в продолжение 30 лет ни разу не встал не вовремя. Ровно в семь часов он выходил на
прогулку. Жители Кенигсберга проверяли по нему свои часы. Все в его жизни было размерено, заранее решено, все было продумано до самой малейшей подробности".

Жизнь, похожую на работу машины, не назовешь идеальной. Но вот другой пример. Пастер, разбитый параличом на 40-м году жизни и получивший кровоизлияние в мозг от чрезвычайно напряженной работы, которая велась запоем, без всякого элементарного соблюдения гигиенических правил, обложил себя медицинскими книгами и благодаря воле и знанию себя и своей болезни сумел возвратить здоровье и молодость. Более того, в те 30 лет, которые он прожил после катастрофы, он осуществил наиболее значительные свои открытия, отличался необычной свежестью и бодростью.

У Гёте в 19 лет - кровотечение из легких, в 21 год он был, казалось, конченый неврастеник с крайне расшатанным здоровьем. Однако в 40, 50 и в 60 лет и даже разменяв девятый десяток он удивлял современников крепостью своего здоровья и моложавым видом. Как могло случиться такое превращение? Вот лишь несколько фактов.

Гёте не выносил шума, но он стал приходить в казармы, где били в барабаны, и подолгу заставлял себя слушать этот грохот, а иной раз шагал вместе с воинскими частями под барабанный бой - это помогло, отвращение к шуму прошло.

Чтобы избавиться от головокружений, Гёте заставлял себя множество раз подряд подниматься на соборную колокольню - головокружения прошли.
Гёте стал посещать больницы и присутствовать на операциях специально для того, чтобы укрепить свои нервы, - и укрепил.

Могут возразить: что же, многовековой опыт, установивший общепринятые нормы человеческого существования, предписания врачей и гигиенистов - что же, все это неосновательно? Нет, но все эти нормы и предписания для "усредненного" человека. А каждый конкретный - он особенный, созданный не по типовому проекту, а такой, каким родился и каким сам себя создал.

Наверное, это спорно. Но бесспорно для нас только то, что нас не интересует.
"Вечная тревога, труд, борьба, лишения - это необходимые условия, из которых не должен сметь думать выйти хоть на секунду ни один человек. Только честная тревога, борьба и труд, основанные на любви, есть то, что называется счастьем... а бесчестная тревога, основанная на любви к себе, - это несчастье... Чтобы жить честно, надо рваться, путаться, биться, ошибаться, начинать и бросать, и опять начинать и опять бросать, и вечно бороться и лишаться. А спокойствие - душевная подлость. От этого-то дурная сторона нашей души и желает спокойствия, не предчувствуя, что достижение его сопряжено с потерей всего, что есть в нас прекрасного..."

Л. Н. Толстой написал это в 29 лет - по нашим временам, в молодом возрасте. А потом, в год смерти, 82-летним стариком, перечитал и согласился.
Надо тревожиться, трудиться, сносить лишения, причем не время от времени, а всегда, надо рваться, путаться, биться, ошибаться, начинать и бросать, и опять начинать, и опять бросать - это, а вовсе не "душевный комфорт", покой, благополучие и удовлетворенность собой составляют формулу нравственного здоровья.

Однако похоже, что в ней, этой формуле, нет ни грана науки.
Но вот известнейший наш медик, лауреат Ленинской премии, Герой Социалистического Труда профессор Н. М. Амосов пишет в книге "Раздумья о здоровье" : "Чаще всего он (человек) болеет от лени и жадности (к пище), но иногда и от неразумности... Для здоровья одинаково необходимы четыре условия: физические нагрузки, ограничения в питании, закалка, время и умение отдыхать. И еще пятое - счастливая жизнь! К сожалению, без первых условий . она здоровье не обеспечивает. Но если нет счастья в жизни, то где найти стимулы для усилий, чтобы напрягаться и голодать? Увы!.."
За этим перечислением - научная аргументация, цифровые выкладки, диаграммы, отражающие многочисленные наблюдения и эксперименты.
Суть и толстовской и амосовской формул, в сущности, одна и та же: чем выше нагрузка, чем активнее человек, чем больше он себя расходует, тем он здоровее и нравственно и физически. И особенно важно, что необходимым условием и нравственного и физического здоровья является счастье человека.
В последние годы организация и самоорганизация человеческой деятельности все в большей степени стала строиться на основе научных знаний. Бурно развиваются НОТ (научная организация труда, в том числе научная организация умственного труда), возникла новая наука - праксеология (общая теория правильной деятельности, или в буквальном переводе хорошей работы), все больше говорят о НОДе - научной организации досуга. Наука вырабатывает все более уверенные рекомендации о режиме труда и отдыха, основанные на знании биоритмов человеческого организма, об аутотренинге, гигиене физической и умственной деятельности: Все это помогает (или поможет в будущем) людям, опираясь на общие знания о пределах возможностей, грамотно определять пределы достигнутых ими нагрузок и способы избежать трагических срывов от перегрузок. Однако вряд ли даже в будущем возникнут какие-нибудь науки, которые научат человека самому главному - умению быть счастливым. А именно это-то умение определяет, что люди могут, на что, на какие нагрузки они способны. Но что для человека счастье, каждый определяет сам. …"


Лев Ландау - автор: Марианна Стовпюк
отрывок:
"…2.2. Творческая интуиция времени:
"Ландау своим ученикам всегда говорил: "Бойтесь растратить отпущенное вам время на мелкие, недостойные человека дела" (Ландау-Дробанцева К. Как мы жили. М., Захаров - АСТ, 1999). Умение творчески обращаться со временем, так, чтобы его хватало, и оно было должным образом организовано, и есть свойство творческой интуиции времени.
Пунктуальность Ландау, отмеченная выше, отсутствие напряжённости при обращении со временем, умение приходить не раньше и позже, а когда нужно - тоже признак творческой. При этом он интуитивно умел распределять время, расставляя приоритеты - на работу побольше, а о партийном собрании можно и забыть: "Я очень много работаю, увлечённо, забываю пообедать. Забываю и про собрания в институте. Вот последнее мне не прощают!".
Высиживать на работе "от и до" тоже нет никакого смысла - ведь он же знает, сколько, когда и как он будет работать, чем будет заниматься. Жена Ландау вспоминает: "Дау занимался только дома. От личного кабинета в институте он отказался: "Заседать я не умею, а лежать там негде"... О науке разговаривал с физиками, студентами и посетителями дома, в фойе института или прохаживаясь по длинным институтским коридорам, а в тёплые времена года прохаживаясь по территории института.
- Коруша, я пошёл в институт почесать язык.
Это значит, что его кто-то ждёт, он будет разговаривать о науке или будет кого-нибудь консультировать. Занимался же настоящей наукой он только в одиночестве, лёжа на тахте, окружённый подушками".
Сочетание динамической логики с интуицией времени в некотором роде диктует даже художественные предпочтения: "Именно действие - главное для меня в кино. Непрерывное действие, от которого ни на минуту нельзя оторваться… Я не могу выдержать медленного ритма повествования, тяжёлой манеры игры, бесконечных "немых" сцен без событий… " (Ливанова А. Ландау. М. Знание, 1983).
И уж совсем как декларация от всего блока ЭГО звучит фраза из статьи самого Ландау "О фундаментальных проблемах": "Ввиду краткости нашей жизни мы не можем позволить себе роскошь заниматься вопросами, не обещающими новых результатов" (.Ливанова А. Ландау. М. Знание, 1983)…
…В юности и молодости Ландау был болезненно застенчив, что порой доводило его до отчаяния. Но Ландау не только проповедовал веру в то, что человек должен быть счастливым, но и последовательно "работал над собой". Вспоминает ученик Ландау: "Те изменения, которые произошли в нём с годами и превратили его в жизнерадостного, везде и всегда свободно чувствующего себя человека, в значительной степени результат столь характерной для него самодисциплинированности и чувства долга перед собой"….
…Летом 1934 года во время совместной поездки с Р.Пайерлсом по Кавказу один инженер спросил физиков: "Что это такое мы читали про атомную энергию? Просто научная фантастика или здесь есть и реальные возможности?". Не задумываясь, Ландау ответил: "Существуют ядерные реакции, при которых освобождается энергия, но мы их можем вызвать только бомбардировкой заряженными частицами… если когда-нибудь кто-нибудь откроет реакцию, при которой нейтроны будут высвобождать и вторичные нейтроны, и энергию, тогда, считайте, дело в шляпе". Этот разговор произошёл всего спустя 2 года после открытия нейтрона и задолго до того, как открытие деления ядер привело к мысли о цепных реакциях …."


Энциклопедия чудес. Чувство времени - автор: Мезенцев В.
Алма-Ата, изд. «Знание», глав ред. Каз. Сов энцикл. 1989г.

"…Несложное умозаключение привело ученого к выводу: у растений существуют какие-то внутренние регуляторы времени, которые не зависят от внешних условий, в частности от дневного света.
Это был первый прорыв в загадочный еще и сейчас мир биоритмов. И если сейчас нас уже не удивляет способность различных цветов раскрываться в определенные часы суток, то, как и прежде, выглядят поистине удивительными другие факты. Шведский натуралист Густав Экштейн рассказывает о своих наблюдениях над чувством времени у кошек. Одна из кошек - Вилли - приходила домой после ночных прогулок неизменно в 8 часов 10 минут утра. Еще того поразительней: каждый понедельник в 19 часов 45 минут она появлялась в соседней больнице, чтобы "посмотреть, как медики играют в бинго". Животное ни разу не ошибалось ни днем, ни часом. Английский зоолог Вильям Бич приводит столь же труднообъяснимые сведения о чувстве времени у ослов. Путешествуя по Калифорнии, он посетил ферму, хозяин которой использовал для полевых работ ослов. Все они прекращали работу в полдень без всякого сигнала. Уже через минуту после 12 никакая сила не могла заставить их продолжать работу. Что за сказочный механизм скрыт в живых организмах, позволяющий столь уверенно чувствовать, который час? Полного, всеобъемлющего и однозначного ответа на это нет и сейчас.

Человек - не исключение
Организм человека несет в себе множество черт, признаков, свойств, унаследованных о"т животных предков. К ним относится и "чувство времени".
Кто из нас по собственному опыту не знает, что без всякого будильника можно проснуться, когда захочешь. Нужно только "волевым приказом" поставить на определенный час свои "головные часы", как иногда называют исследователи этот неизвестный пока физиологический механизм, заставляющий нас просыпаться в нужную минуту. Известно, что многие при этом просыпаются за минуту-две до звонка. И уже совсем поражает, как работают такие "часы" под гипнозом. "Проснитесь через 40 минут и позвоните по телефону такому-то",- говорит гипнотизер. Человек просыпается точно в указанное время и звонит по телефону!
Среди вундеркиндов известны люди-хронометры. В детстве мне довелось жить с одним из них. В уральской деревне, где я вырос, Вася был знаменит как "ходячие часы". На сенокосе, на уборке хлебов сельчане спрашивали только его: "Вася, сколько там до обеда?" Наручные часы в те годы, после революции, были на всю деревню одни - у начальника почтового отделения. Вася смотрел несколько секунд отрешенно и отвечал: "На второй час пошло... 10 минут". Удивительная его способность - точно чувствовать время - была неоднократно проверена нашим почтарем, и ее никто не брал под сомнение...
История сохранила от забвения редкостного человека, который был способен в любой час дня сообщать всем любопытствущим точное время, не глядя на часы. Он жил в XVIII веке в Швейцарии и, естественно, прослыл как личность, связанная с нечистой силой.
Почти всю свою жизнь Жан Шевалье прожил на мельнице, отшельником. Но слух о его чудо-способностях расходился по всей стране. В конце жизни Жана посетил швейцарский исследователь Шаван. Шевалье не произвел впечатления шарлатана или дурачка. Это был начитанный, толковый в разговоре человек. Секрет Шевалье был предельно прост
и вместе с тем поразителен. Всю свою жизнь он... вел счет в уме секундам, минутам и часам. Это было для него непреодолимо: считать, когда работал, когда читал книги, когда разговаривал с людьми... Способность не сбиваться со счета в любых условиях выглядела фантастической. Случалось, с ним нарочно заводили споры или просили решить математическую задачу и тут же неожиданно спрашивали: "Который час?" "Живой хронометр"" давал безошибочный ответ. В беседе с Шаваном Жан Шевалье сказал, что уже много лет пользуется одним и тем же методом - отсчитывает (с точностью метронома!) каждые пять минут.
Но сейчас наш разговор не о "выдающихся личностях". О. другом: какие ритмы жизнедеятельности присущи всем нам? Какова их роль в нашей жизни?
Исследования последних лет открывают здесь много интересных вещей. Уже сравнительно давно стало известно о полуторачасовых периодах во время сна. В эти периоды человек не видит сновидений, его сон ровный, спокойный. По-видимому, полный отдых организм получает именно эти полуторачасовые фазы сна. А между ними у каждого нормального человека наблюдается сон быстрый, или, как его еще называют, парадоксальный. Парадокс заключается в том, что быстрый сон, хотя он и далеко не спокойный (это сон со сновидениями), необходим организму. Парадоксальной фазе сна приписывают такие функции, как, например, восстановление мозгового "тонуса", развитие бинокулярного зрения (этот сон характеризуется непрерывным "возбуждением" глазных яблок), укрепление памяти.
Дальнейшее изучение биологических ритмов в нашем организме привело к новому открытию: полуторачасовые циклы обнаружены и в часы бодрствования. Многими экспериментами доказано, например, что приливы творческой активности и... желудочные спазмы повторяются через полтора-два часа. Кстати, видимо, учтя именно это обстоятельство, в Московском университете в порядке эксперимента были введены 75-минутные лекции и семинары вместо 45-минутных. По отзывам преподавателей, успеваемость студентов повысилась. Таким образом, можно считать установленным, что полуторачасовой (девяносто - сто минут) цикл играет в нашей жизни важную роль независимо от того, спим мы или бодрствуем. На протяжении этих полутора часов можно наблюдать подъемы и спады - периоды мечтательности и сильного беспокойства, ощущения голода и минуты повышенной возбудимости.
Еще более заметен цикл суточный. Он включает в себя прежде всего, разумеется, сон и бодрствование, когда у человека резко меняются многие физиологические показатели. "Пик" жизнедеятельности при этом падает на 16-18 часов, а спад - на период от 2 до 5 часов.
Выяснилось, что в первой половине дня печень выделяет много желчи, накапливает жиры и отдает воду. А ночью все эти процессы происходят в обратном направлении. Больше всего сахара у нас в крови в 9 часов утра, а меньше - в 18 часов. Почки более активны в начале вечера и менее - ранним утром. Сейчас у человека выявлено более ста физиологических систем, которые функционируют по законам суточной периодичности.
Эксперименты показали, что с 9 до 15 часов дня раны заживают значительно быстрее, чем с 21 до 3 часов ночи. Акушеркам хорошо известно, что роды чаще происходят в определенное время суток. С этим "пиком рождаемости" совпадает и "пик смертности".
Еще более существенно: под влиянием биологических часов, заведенных в нашем организме, в течение суток заметно изменяются устойчивость и чувствительность к внешним воздействиям. Так, один и тот же яд способен убить человека ночью, а днем равная доза вызовет лишь недомогание.
Столь большое значение суточного ритма в нашей жизни, естественно влечет за собой неожиданности, если этот ритм нарушается. С одной из них встретились американские космонавты. Во время полета астронавт, который по намеченному графику четыре часа спал и четыре работал, вдруг радировал на землю, что он видел ангела, пролетевшего мимо иллюминатора корабля. Посоветовавшись, врачи изменили его график таким образом, чтобы астронавт мог спать восемь часов подряд. Больше астронавт ангелов не видел: галлюцинации не повторялись. Небезынтересно вспомнить, говоря о жизненных ритмах, и давние исследования. В начале XX века русский физиолог Н. Пэрна писал о "психологических" ритмах с периодом в семь лет. Он полагал, что в течение жизни человека существуют "поворотные пункты"- 6-7 лет, 12-13, 18-19, 25-26, 31-32, 37-38 лет и т. д. Эти годы характеризуются, по мнению ученого, "усилением духовной жизни", "прояснением самосознания".
… Впрочем, не сделайте из сказанного ложных выводов. Не надо слишком опасаться своих биоритмов. Нельзя забывать, что в каждый момент жизни человек находится под влиянием целой гаммы биоритмов - часовых, суточных, месячных, годовых. "Перекрывая" друг друга, они в известной мере компенсируют отрицательное влияние каждого из них. Заметим также, что биологические ритмы явно выражены не у всех. И еще об одних биоциклах-спутниках нашей жизни. Помните пушкинскую "Осень":
И с каждой осенью я расцветаю вновь;
Здоровью моему полезен русский холод...
Легко и радостно играет в сердце кровь,
Желания кипят - я снова счастлив,молод,
Я снова жизни полн - таков мой организм...
Великий поэт с предельной ясностью передает свое восприятие осени, которая как бы омоложивала его организм.
Недаром в это время года его творческая активность расцветала необыкновенно.
Сезонные ритмы у многих людей выражены очень четко. Так, весной обмен веществ в организме более активен, чем в осенние и зимние месяцы. В разные сезоны года меняется состав крови - зимой и весной гемоглобина в крови больше, а летом содержание снижается до минимума. Давление крови тоже выше зимой. О влиянии годичных сезонов на человека знал уже древнегреческий врач Гиппократ: "Тот, кто хочет заслужить действительное и полное признание в искусстве врачевания должен прежде всего учитывать особенности сезона года не только потому, что они отличаются друг от друга, но и потому, что каждый из них может вызвать самые разные последствия... От атмосферных явлений зависит очень многое, потому что состояние организма меняется в соответствии с чередованием сезонов года". …"





.